СИНОДАЛЬНАЯ КОМИССИЯ ПО КАНОНИЗАЦИИ СВЯТЫХ

В Собор новомучеников и исповедников Церкви Русской включены имена святых, почитаемых в Русской Зарубежной Церкви

Опубликовано: 11 Марта 2020

Епископ Нарвский Сергий (Дружинин) (+1937).

За долгие годы пастырского служения Владыка был насельником Валаамского монастыря, Александро-Невской лавры и Троице-Сергиевой пустыни, в которой в 1915-1919 гг. служил настоятелем в сане архимандрита. 10 (23) ноября 1924 г. о. Сергий был хиротонисан Патриархом Тихоном во епископа Нарвского, викария Петроградской (Ленинградской) епархии. В декабре 1927 г. епископ отделился от Заместителя Патриаршего Местоблюстителя митрополита Сергия, а в конце 1929-1930 гг. фактически возглавлял «иосифлянское» движение в стране. После ареста и пятилетнего заключения в Ярославской тюрьме он был сослан в Марийскую АССР, где в 1937 г. принял мученическую кончину по приговору НКВД.

Епископ Серпуховской Максим (Жижиленко) (+1931).

Окончил медицинский факультет Московского Университета и работал врачом-психиатром в Сокольниках, фронтовым врачом на Австрийском фронте, терапевтом-практиком. С 1922 по 1928 был главврачом больницы Таганской тюрьмы. По благословению патриарха Тихона тайно принял монашество. В 1927 году не принял Декларацию митрополита Сергия. Был рукоположен во священники в Петербурге в соборе Воскресения Христова (Спас-на-Крови) еп. Димитрием Любимовым, а затем и во епископы. С 1929 года стал жить в Серпухове и возглавил движение иосифлян в Московской области. В Серпухове к нему перешли все 18 приходов; то же самое произошло в Коломне.  Большинство приходов в Звенигороде, Волоколамске, Переславле Залесском и других городах также перешли к иосифлянам. 24 мая 1929 епископ Максим был арестован и приговорен к 5 годам концлагерей за свою церковную позицию и деятельность. Был отправлен на Соловки, где был назначен врачом во время эпидемии сыпного тифа. Вместе с епископами Виктором (Островидовым), Нектарием (Трезвинским) и Иларионом (Бельским), и с другими заключенными епископ Максим совершал тайные богослужения в лесу. В 1931 году еп. Максим Жижиленко был вызван в Москву по новому делу и заключен в Бутырскую тюрьму. Расстрелян 4 июня и похоронен на Ваганьковском кладбище.

Священник Николай Прозоров (+1930).

Родился в с. Покровское Пензенской губернии. 18-ти лет, в 1915 г., он оставил семинарию и пошел добровольцем защищать Отечество на германский фронт после обучения в Михайловском Артиллерийском училище. По возвращении с фронта в Пензу в 1918 г. он был обвинен чекистами в «офицерском заговоре» и приговорен к расстрелу. Молодой, полный жизни и мужества офицер дал обет стать священником, если Господь сохранит ему жизнь. Находясь среди смертников в общей камере, он предложил прочитать вслух акафист свт. Николаю, защитнику невинно осужденных. Часть офицеров согласилась и пропела акафист, а другие отказались. Все читавшие акафист были избавлены от казни и получили сроки тюремного заключения, а их соузники были расстреляны. Оказавшись на свободе, Николай принял в 1919 году священство. Рукополагал его архиепископ Иоанн (Поммер). В 1919—1927 годы — служил в сельских храмах близ Пензы. Арестовывался в 1924 году, вскоре освобождён. С начала 1927 жил в Ленинграде, учился в Богословско-пастырском училище, а затем на Высших Богословских курсах (до июля 1928). Служил в церкви Лаврской Киновии. В 1928—1929 года настоятель церкви Св. Александра Ошевенского на Пискарёвке. Был секретарём епископа Димитрия (Любимова). 28 ноября 1929 года батюшку арестовали вместе с группой иосифлянского духовенства, не признавшей «Декларации» митр. Сергия, и по постановлению КОГПУ от 3 августа 1930 года приговорили к высшей мере наказания. Прощаясь с сокамерниками, батюшка радостно сказал: «Господь зовет меня к Себе, и я сейчас буду с Ним!». Расстрелян 21 августа 1930 года.

Священник Сергий Тихомиров (+1930).

Родился в дер. Глобицы Санкт-Петербургской губернии. Окончил Санкт-Петербургскую Духовную Семинарию (1893). Рукоположен во священника в 1896, с 1897 служил в Троицкой церкви с. Клопицы Петергофского уезда, с 1905 служит в церкви Александровского детского приюта в Санкт-Петербурге. В 1908–1919 – настоятель церкви св. Александра Невского на Стрельнинской улице. В 1920–1922 служил в церкви Исидорского дома убогих, в 1928–1929 – в соборе Воскресения Христова (Спас-на-Крови). В 1923 году осужден к одному году условно по обвинению в «распространении контрреволюционных воззваний». Подвергался нескольким арестам в 1928. Последний арест произошел в 1929 году 28 ноября. Приговорен 03.08.1930 к высшей мере наказания. Расстрелян в Ленинграде.

Священник Константин Жданов (+1919).

В 1892 г. поступил в Литовскую духовную семинарию в г. Вильна (ныне Вильнюс), но через два года, в связи со смертью матери, вынужден был оставить учебу и устроиться работать на Полесские железные дороги. В 1900 г. после успешной сдачи экзаменов при Литовской духовной консистории был рукоположен во диакона и назначен к храму одной из деревень Дисненского уезда. Вскоре, получив известие о смерти отца, подал прошение о перемещении на Свято-Успенский приход в родной деревне, чтобы иметь возможность заботиться о младших братьях и сестрах. 30 апреля 1900 г. викарий Литовской епархии Ковенский еп. Михаил (Ермаков) рукоположил о. Константина во иерея и назначил настоятелем Свято-Успенского храма в с. Старошарковщизна.. В 1912 г. состоялось освящение новой Свято-Успенской церкви, строительством которой непосредственно руководил о. Константин. Он также был известен как талантливый проповедник и педагог. В 1904 г. был назначен законоучителем Ждановского народного училища, а в 1908 г.- Сосновского и Григоровщинского народных училищ. С конца 1918 г. в Старошарковщизне действовала коммунистическая ячейка, известная особенно жестоким отношением к представителям духовенства и монашествующим. Весной 1919 г. Константин был арестован. Среди местных жителей начался сбор подписей с просьбой о его освобождении. О. Константин был отправлен в Дисну, где вместе с другими священниками, ночью 29 апреля, был выведен к месту казни. Видя нетрезвое состояние конвоиров, священник Михаил Синявский предложил о.Константину бежать, однако тот ответил: «Я никому ничего плохого не сделал. Что Бог пошлет, то и буду терпеть». Свящ. Михаилу удалось скрыться и впоследствии свидетельствовать о мученической кончине о. Константина. Его заставили выкопать себе могилу, после чего бросили туда живым, стали бить лопатой, перебили голени, отсекли левую стопу, оглушили ударом по голове и затем засыпали землей. 25 июня того же года тело о. Константина было перезахоронено верующими в склепе под алтарем дисненской кладбищенской Свято-Одигитриевской церкви.

Священник Николай Околович (+1934).

Окончив Витебское духовное училище и Витебскую духовную семинарию, продолжил обучение в Московской Духовной Академии (окончил в 1887 году). В годы учебы отличался прилежанием, духовной мудростью и миролюбием. Вскоре Николай был рукоположен в сан диакона, а 2 февраля 1888 года епископом Маркеллом (Поппелем) – в сан священника. В следующем году получил назначение на должность законоучителя Полоцкого кадетского корпуса. Одновременно являлся членом Полоцкого епархиального попечительства, председателем Совета Полоцкого церковного братства. На протяжении многих лет был редактором «Полоцких епархиальных ведомостей». В 1906-1910 годах отец Николай служил в Воронеже на должности ректора Воронежской духовной семинарии и главного редактора «Воронежских епархиальных ведомостей». Вернувшись на родину, по благословению архиепископа Иннокентия (Ястребова) он возглавил пастырскую школу при Витебском Николаевском кафедральном соборе, а в 1922 году назначен настоятелем этого собора. В городе шла кампания по изъятию церковных ценностей, но благодаря мудрости отца Николая обошлось без кровопролития: передача ценностей прошла достаточно мирно. В том же 1922 году отец Николай первый раз был арестован. В течение двух недель его содержали под стражей, потом условно осудили на год лишения свободы, но вскоре амнистировали. К тому времени в Витебской епархии все более явно заявляло о себе обновленчество. В 1924 и 1927 гг. обновленческие иерархи письменно предлагали отцу Николаю перейти в их лагерь, принять архиерейский сан и возглавить Полоцкую епархию. Ответ был однозначно отрицательным. Протоиерей Николай Околович стал важнейшей фигурой в противостоянии обновленческому расколу в Витебске. С 1922 по 1927 год во время ссылки канонического архиерея архиепископа Иннокентия (Ястребова) отец Николай объединил вокруг себя священнослужителей и мирян, оставшихся верными Патриаршей Церкви, добиваясь от богоборческой власти разрешения создать отдельное от обновленцев епархиальное управление. В 1926 году эта цель была достигнута, что избавило сторонников Патриаршей Церкви от обвинения в нелегальной религиозной деятельности. 24 апреля 1931 года протоиерей Николай Околович был арестован и помещен в витебскую тюрьму. Предъявленные на следствии сфабрикованные обвинения в антисоветской и антиколхозной агитации он не признал. Пребывание в тюрьме окончательно подорвало здоровье исповедника. Постановлением Особого Совещания при Коллегии ОГПУ от 14 июля 1932г. по ст.72 и 76 УК БССР было принято решение из-под стражи освободить, лишив права проживания в 12 пограничных пунктах и Уральской области с прикреплением к месту жительства на 3 года. Дальнейшая его судьба не известна. К 1937 году считался умершим. По словам сына, в 1934 году о.Николай скончался в заключении, место заключения и мученической кончины, а также причина смерти неизвестны.

Насельники Раифской Богородицкой пустыни иеромонахи Иосиф (Гаврилов), Сергий (Гуськов), Антоний (Чирков), Варлаам (Похилюк), Иов (Протопопов) и послушник Петр Тупицин.

27 января (нов.ст.) 1930 года, в день преподобных отец в Синае и Раифе избиенных, в приходскую церковь, действующую на месте разгромленной в 1928 году Раифской обители, собрались на престольный праздник бывшие насельники монастыря. После Литургии братия служила молебен пред честным образом преподобных отцев в Синае и Раифе избиенных. Сразу после молебна все находящиеся в храме были арестованы.

Иеромонах Иосиф, принявший сан иеромонаха в 1923 и избранный после закрытия обители настоятелем приходской церкви, на допросе свидетельствовал: “Ни в каких политических партиях не состоял и не состою. К Советской власти я отношусь как во власти, данной от Бога, но власть от Бога должна исполнять Божию волю, советская же власть не исполняет волю Бога, а потому — не Божья власть, а сатаническая. Она закрывает храмы, надругивается над святыми иконами, учит детей безбожию и т.д., т.е. исполняет сатаническую волю... И лучше умереть с верой, чем без веры. Я являюсь настоящим верующим, и вера меня спасала в боях, и надеюсь, что в дальнейшем вера меня спасет от смерти. Я твердо верую в Воскресение Христа и Его Второе Пришествие. Против налогов я не шел, так как в Писании сказано: “Кесарево — кесарю, а Богов — Богу”. Виновным себя признать не могу. Никакой антисоветской агитации не вел и не веду”.

Иеромонах Варлаам, 60-летний монах, живший всегда затворнически и аскетично. Рукоположен во иеромонаха 18 мая 1907 г., а в 1912 г. переведен в Раифскую пустынь.

На допросе иеромонах Варлаам показал: “Когда закрывали монастырь (1928), я был арестован и сидел в тюрьме 4 дня. За что арестован в настоящее время, я не знаю, виновным себя перед Советской властью ни в чем не чувствую... Как священник, согласно слову Божию, я считаю, что всякая власть дана Богом и ей надо подчиняться. Я считаю, что советская власть поставлена за грехи народа. Как-то после Рождества в газете “Красная Татария” была помещена заметка, где про нас, служителей церкви, сообщают, что мы часто пьянствуем и спаиваем бедноту с тем, чтобы она не шла в колхоз. Должен сказать, что я лично никаких напитков не употребляю совсем... Другие лица, проживающие со мной в монастыре, тоже не пьют”. Виновным в антисоветской агитации о.Варлаам себя не признал, ибо, как он заметил, “в мирские дела не вмешиваюсь”.

Иеромонах Иов родился в 1880 г. в Одессе. Монашество принял в 1907 г. и до 1917 г. проживал в Киеве. В октябре 1917 г., приехав в Казань, поступил в Свияжский Успенский монастырь, где настоятельствовал бывший Сарапульский епископ Амвросий (Гудко). После убиения красноармейцами епископа Амвросия (в августе 1918 г.) иеродиакон Иов, весьма почитавший владыку Амвросия и претерпевший с ним множество притеснений и гонений, поступил в Раифскую пустынь. “В монастырь, — показал на допросе о.Иов, — поступил по собственному желанию. Я придерживаюсь тихоновского направления”. Иеромонах Иов был арестован 23 января н.ст. в д.Бело-Безводной, куда пришел из д.Таганаш, где служил до декабря 1929 года. “За что арестовали, я не знаю, — сказал на допросе о.Иов, - 23 января у меня был обыск, ничего не нашли”.

Иеромонах Антоний в 1890 г. поступил в Раифскую пустынь, где 23 марта 1908 г. был пострижен в монашество, а после революции рукоположен во иеродиакона и иеромонаха. Иеромонах Антоний был арестован 23 января 1930 года утром, в 6 часов. К нему неожиданно вломились несколько чекистов и стали производить обыск, однако ничего, кроме духовной литературы и облачений, не нашли. После этого о.Антоний вместе с другими арестованными 23 января в д.Бело-Безводной был препровожден в Казань. “Причина ареста мне неизвестна, — показал на допросе иеромонах, — занимаюсь я столярничеством (после закрытия монастыря и поселения на жительство в д.Бело-Безводной), принимаю заказы от крестьян. Они ко мне приходят на дом, так как я кроме церкви никуда не хожу”. Виновным в предъявленных обвинениях о.Антоний себя не признал.

Иеромонаха Сергия, как ризничего закрытой обители, к тому же неоднократно исполнявшего обязанности настоятеля, допрашивали с особым пристрастием, применяя для этого пытки (рассказывали, что когда о.Сергия вывели из камеры для приведения приговора в исполнение, т.е. на расстрел, то, прежде крепкий, о.Сергий не мог самостоятельно двигаться и его волокли под руки два конвоира).

Арестованный 23 января иеромонах Сергий был препровожден в Казань и допрошен. “Мои родители, — свидетельствовал будущий священномученик, - были крестьяне, и занимались хлебопашеством. Я с ними прожил до призыва на военную службу, на которую ввиду слабости здоровья не попал. После призыва под влиянием религиозного чувства я решил уйти в монастырь... Летом 1928 г. наш монастырь закрыли. Но крестьяне д.Бело-Безводной организовали приход — религиозную общину. Из всего состава монашествующих — около 40 человек — крестьяне выбрали 7 человек, которые и совершали для них церковные требы...”.

Послушник Петр, которому от роду было 23 года, на допросе изумил даже следователей. Его готовность пострадать за Христа, открытое и даже радостное исповедание православной веры, обличение антихристианской власти и ныне не может оставить равнодушным всякое верующее сердце. По поводу своего отношения к положению Церкви в СССР Петр сказал на допросе: “Я человек верующий и готов пострадать за веру, на которую сейчас идет гонение. Это гонение не новость. Его нужно было ждать, т.к. об этом предсказано в Священном Писании. Для православных христиан наступят времена еще более ужасные, и встретить их надо быть готовым, и переносить их с радостью”.

Следствие продолжалось всего 23 дня, и 20 февраля 1930 года, в день, когда Православная Церковь чтит память 1003 мучеников Никомидийских, заседание Судебной Тройки ГПУ ТАССР приговорило иеромонахов Иосифа (Гаврилова), Сергия (Гуськова), Варлаама (Похилюка), Иова (Протопопова), Антония (Чиркова), послушника Петра (Тупицына) к расстрелу.

Духовным утешением и укреплением перед принятием мученической смерти было для преподобномучеников Иосифа, Иова, Варлаама, Антония и мученика Петра то, что Господь сподобил их принять венец мученический в день Благовещения Пресвятой Богородицы - 25 марта/7 апреля 1930 г. Преподобномученика же Сергия терзали еще несколько месяцев, пытками добиваясь от него “признания”, где спрятана монастырская ризница, но так ничего и не узнали от него. И 10 августа н.ст., в день, когда установлено празднование Смоленской иконе Божией Матери, был казнен и о.Сергий.


Возврат к списку

20 Июня
(по старому стилю)

Апостола Иуды, брата Господня (ок. 80). Свт. Иова, патриарха Московского и всея России (1607). Свт. Иоанна Максимовича, архиеп. Шанхайского и Сан-Францисского (1966).

Прп. Варлаама Важского, Шенкурского (1462). Мч. Зосимы (II). Прп. Паисия Великого (V). Прп. Иоанна отшельника (VI). Прп. Паисия Хилендарского (XVIII) (Болг.).

Утр. – Ин., 67 зач., XXI, 15–251. Лит. – Рим., 106 зач., XI, 13–24. Мф., 43 зач., XI, 27–30. Ап.: Иуд., 77 зач., I, 1–10. Ин., 48 зач. (от полу’), XIV, 21–24.

ап. Иуды
Тропарь апостола Иуды, глас 1:

Христова тя сродника, о Иудо, ведуще и мученика тверда,/ священно восхваляем, прелесть поправша и веру соблюдша./ Темже днесь всесвятую твою память празднующе,// грехов разрешение молитвами твоими приемлем.

Кондак апостола Иуды, глас 2:

Твердым умом избран ученик ты явился еси/ и столп необорим Церкве Христовы,/ языком проповедал еси слово Христово,/ веровати глаголя во Едино Божество;/ от Негоже прославився, приял еси дар исцелений,/ целити недуги притекающих к тебе,// апостоле Иудо всехвальне.

Ин кондак апостола Иуды, глас 2:

Павлу явлься собеседник, апостоле,/ с сим нам проповедь возвестил еси Божественныя благодати,/ тайноглагольниче Иудо блаженне./ Сего ради вопием ти:// не престай моляся о всех нас.

свт. Иова
Тропарь святителя Иова, глас 5:

Православия поборниче,/ веры Христовы исповедниче,/ первоиерарше Церкве Русския,/ святителю отче Иове,/ за ны Христа Бога моли:/ веру отеческую утвердити,/ грехов оставление нам даровати// и подати миру велию милость.

Кондак святителя Иова, глас 7:

В годину лютых искушений/ многострадальному Иову подобяся,/ в жертву живу и непорочну/ себе Христу принесл еси,/ обратив паству к покаянию,/ терпеливе Иове святителю,/ моли и нам за вся благодарити Господа/ и всегда воздавати// славу Богови.

свт. Иоанна
Тропарь святителя Иоанна Шанхайского и Сан-Францисского, глас 5:

Попечение твое о пастве в странствии ея,/ се прообраз и молитв твоих,/ за мир весь присно возносимых:/ тако веруем, познавше любовь твою, святителю и чудотворче Иоанне./ Весь от Бога освящен священнодействием Пречистых Таин,/ имиже присно укрепляемь,/ поспешил еси ко страждущим, целителю отраднейший:/ поспеши и ныне в помощь нам,// всем сердцем чтущим тя.

Ин тропарь святителя Иоанна Шанхайского и Сан-Францисского, глас 1:

Святительства дар преумножил еси,/ слова проповеданием апостолом поревновав,/ бдением же, постом и молитвою с преподобными вменился еси,/ клевету и поношения с кротостию приемля./ Сего ради Христос тя прослави чудесы,/ ихже обильно изливаеши на всех с верою притекающих к тебе:/ и ныне спасай нас молитвами твоими,// Иоанне досточудне, святителю Христов.

Кондак святителя Иоанна Шанхайского и Сан-Францисского, глас 4:

Христу Пастыреначальнику последовав,/ во святителех изряднейший явился еси,/ спасл бо еси овцы своя от губительства безбожных,/ пристанище мирное тем учредив,/ и попечение непрестанное о пастве имея,/ врачевал еси их недуги душевныя же и телесныя,/ и ныне о нас к твоим честным мощем припадающих,/ моли Христа Бога, отче Иоанне,// в мире спастися душам нашим.

Смотреть полностью